Матроскина (asya_matroskina) wrote,
Матроскина
asya_matroskina

Category:

ПРО СНЫ

Опять ни хрена не запоминаются.
Так жалко - я б что-нибудь покрутила с Ирой, она круто трактует, махом вытаскивая такое, что мне б и близко в голову не пришло. Причём слушаю и поражаюсь, ну правда же, всё на поверхности, как я сама не догадалась?

Иногда, впрочем, какие-то отдельные куски остаются в памяти. Не цельная история, вырванное из контекста, но хоть что-то.
Позаписываю здесь несколько штук.

1. В Красноярске приснилось, будто мы с систер разбираем разные вещи, типа расхламление. Я откуда-то достала рюкзак, явно старый: поверхность из плотной добротной ткани, выцветшая, двух оттенков: жёлтого и розового, оба бледные.
Приготовили на выброс.
Рюкзак большой, в мусоропровод пихать неудобно.
Говорю: давай в него ещё сложим, что выкинуть приготовили, я поведу собаку, донесу до помойки.
Кладём пакеты со всякими вещами, в конце систер достаёт из кухонного ведра мешок с текущим мусором, тоже отправляет к остальному, мол, заодно и это вынесешь.
А я смотрю, рюкзак такой удобный, вместительный, продуманный, с отделением под ноут, и вообще крепкий, качественный. Так стало жалко выбрасывать! Ну да, внешне уже не фонтан, застиранный, но ему сноса нет. Пригодился бы для поездок. А то мой нынешний объёмный вроде и красив, и функционален, и удобен, и использовался всего несколько раз в полётах в Москву, а уже дважды зашивала на машинке место крепления лямок - не выдерживает китайское говно тяжести в 10 кг.

Короче, хочу этот старый рюкзак оставить себе.
Но почему-то систер не говорю, знаю, она не просто не одобрит, а вообще негативно воспримет.

Так что складываем внутрь пакеты с остальным мусором, а я про себя думаю: как пойду с собакой, их вытряхну в мусоропровод, а рюкзак потом тайно пронесу обратно домой и припрячу понадёжнее в шкаф.

(Тут трактовать особо нечего, и так понятно. В Красноярск ехала с обычным рюкзаком, в который ноут едва влез, думала взять большой дорожный, но он опять разваливается после декабрьского полёта в Москву.
А сокрытие от систер - это самоконтроль, чтоб не ляпнуть чего случайно про группу и нынешнюю личную терапию, ибо систер вообще не в курсе, для неё озвучена официальная версия, что я закончила психотерапию в мае, и всё хорошо. Плюс надо было ухитряться незаметно принимать АД, что не так просто в одной комнате, она же кухня, то есть даже не выйдешь типа водички попить, а таблы глотаются во время еды, а как минимум ужинаем вместе за одним столом. Но я справилась :) Все эти танцы с бубнами оттого, что систер резко негативно реагирует на моё мозгоправство).


2. Вчера вот был крутой сон.
И, может, даже запомнился бы, но тут, сука, завибрировал телефон, и всё тот же самый Евгений, только теперь Артём, с заученным текстом грубо выдернул меня из объятий Морфея НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ МЕСТЕ. Твари, ненавижу. Засуньте себе свои очень важные вопросы в жопу и сами себя анально долбите.
И телефон именно в этот раз в авиарежим не увела, ибо ждала отмашки от деточки, что долетела.

В общем, скудные обрывки.

С кем-то общаюсь, на плече у меня сидит ручная выдра, как котик. Во сне понятно, что это нерядовое явление, выдр не держат в качестве домашних животных, а у меня вот так.
Потом она спускается с плеча на землю, встаёт на задние лапы, тянется передними ко мне, как Шухер делает, и я вижу её огромные непропорционально длинные прямые страшные когти. Пугаюсь, что сейчас меня ими ранит - нечаянно, а не со зла, но мне-то от этого не легче.
Но прикосновение когтей оказывается мягким и щадящим, совсем безвредным.

(Потом, уже проснувшись, какое-то время бездумно лежала, вспоминая эпизоды, и к этому всплыла образная ассоциация, как я кормила уток в Дивногорске, в ИГ показывала видео. Сначала просто кидала хлеб, потом стала протягивать, и самые отважные хватали куски прямо из рук. В первый раз мне тоже было страшновато, как они клювом долбанут по пальцам, вдруг больно, но оказалось безопасно.
И ещё там такое наблюдение было.
Первая стая, обитающая в одной части набережной, более наглая, многие бесстрашно бросались хватать еду с рук.
А вторая из другой части, тусующаяся в основном в воде и лишь чуть-чуть на самом берегу, на окультуренное людьми пространство не сующаяся, весьма осторожна.
Они на корм налетали, конечно, и подходили близко, но прямо к ногам не приближались, а с рук вообще покормить не удавалось. Боятся. Потом я протянула кусок и так замерла, больше ничего не бросала. Мол, хотите - возьмите сами.
Они и так и сяк, и хочется и колется, тянут шею, но отдёргивают потом.
Я стою терпеливо.
Пока самый отважный селезень не решился выхватить-таки лакомство и отбежать в сторону торопливо его сжирать.
Потом он же снова сунулся, на второй раз легче прошло.
Остальные наблюдают.
Третий раз по схеме.
Далее херак, уже другой селезень рискнул.
Через несколько попыток ещё кто-то.
Всё равно боялись, но потихоньку дело пошло.
Будь у меня побольше времени, я б закрепила результат, стая бы приняла такой вид питания как уже привычный и безопасный.
Кстати, обратила внимание, что в обеих популяциях отвагу проявляли только селезни. Ни одна самочка не сунулась к рукам.

Ну вот. Применимо ко сну - не всякая кажущаяся с виду опасной ситуация на деле является таковой. Но может и являться. Не проверишь - не узнаешь.)


Дальше тот же сон, там самое интересное началось.
Я возле нашего ёперного театра, перед ним будто бы разбито много круглых клумб в ряд, стоят летние кафешки. И это якобы такое довольно малолюдное место.
Подхожу к одной из кафешек с краю - это, скорее, даже мини-кофейня, по сути просто барная стойка с продавцом за ней. На витрине под стойкой всякие пирожные, десертики.
Смотрю, не знаю, что выбрать. Ещё такое общее чувство неловкости, будто я в чужом городе, немного не в своей тарелке. Место уединённое, чуть затемнённое, кажется, сюда ходят лишь завсегдатаи, посвящённые, а я случайно тут оказалась.

Продавец (даже не помню, мужчина или женщина - кажется, женщина, но это неточно) обращается ко мне: что вам предложить? Да вот, грю, сама не знаю, выбираю пока.
Она (он?) накладывает в красивую цветную бумажную ёмкость десерт - мелкие-мелкие шарики шоколадного мороженого, у нас когда-то в Галерее продавалось подобное (с разными вкусами), дорогое, но мне очень нравилось, ходили с деточкой иногда побаловать себя. Давно пропало, жалею иногда. Вот такое:
Я обрадовалась, сразу захотелось. Продавец говорит: 500 рублей!
Ой, ну нет, это чот прям очень дорого.
Без проблем, отвечают мне, можно полпорции сделать.
Я прикидываю - 250 уже вполне нормально, соглашаюсь.

Беру стаканчик с мороженым, обхожу стойку сбоку и оказываюсь в каком-то большом помещении, полном народа.
Вдоль стен стоят стулья, диваны и диванчики, как в барах и кафешках, но без столов.
На них сидят люди - мужчины, женщины, и вполголоса общаются. Также встают, передвигаются, подсаживаются к другим, перемещаются дальше, некоторые остаются постоянно на своих местах, в общем, такая неторопливая, тихая, но вполне живая тусовка.
Я понимаю, что это какое-то тайное сообщество - не секта, а нечто более серьёзное.

Следующего куска сна нет в памяти.

Дальше короткий размытый эпизод, как несколько - много - людей с той тусовки со мной о чём-то разговаривают. Кажется, сплошные мужчины, такие основательные, брутальные, суровые, некоторые с бородой, все с интеллектом, не быдлота какая-нибудь. Среди них помню мальчика-подростка, и мы с ним быстро находим общий язык на равных - видимо, я во сне тоже подросток, только девочка, но, опять же, это неточно. Кажется, эпизод с ручной выдрой отсюда, из этой сцены, и у кого-то из мужчин на плече оказывается такая же, так я понимаю, что между мной и всеми этими людьми есть какая-то неочевидная связь.
Предмет разговора выветрился, помню лишь, мужчины говорили, что они все здесь немцы из Санкт-Петербурга.
(Тут я прослеживаю только одну аналогию - в мультике, на который с деточкой ходили, была ситуация, когда встретились представители высших кругов разных народов, обстановка натянутая, а ситуацию разрядили две девочки - дочери глав разных стран).

Потом опять провал.
Следующее - мы у нас дома, все эти люди живут в маленькой комнате, которая деточкина, а сейчас моя спальня. Мне туда хода нет, дверь закрыта. А я не понимаю, как они все там умещаются, их же человек десять, не меньше.
Иногда выходят из комнаты, но что делают, не запомнилось. Лишь усекла, что у них оружие, которое не афишируют, но и не слишком тщательно скрывают.

Снова пробел.
Что-то явно происходило, но как ни силилась вспомнить, не вышло.
Только очень смутное воспоминание о лифте, в котором я нахожусь, в него врывается вооружённый отряд каких-то отморозков типа скинхэдов, говорят, что ненавидят и вырезают всех немцев из Санкт-Петербурга, а я так изящненько как бы между прочим упоминаю, что ну надо же, какое совпадение, как раз немцы из Питера тут у нас в квартире. То есть понимаю, что они щас туда ломанутся, таким образом подло подставляю постояльцев, избавляюсь от них чужими руками, хотя вообще-то они мне ничего плохого не сделали, даже, скорее, симпатичны.

Потом я оказываюсь перед той же барной стойкой.
Но состояние уже иное, не как в первый раз.
Какое-то потерянное, будто у меня было нечто важное, действительно ценное и значимое, а теперь исчезло. Я чувствую пустоту, утрату, неприкаянность, будто постоянно неосознанно фоном ищу то самое нечто, но сама толком не знаю, что именно и как вообще действовать, просто полагаюсь на интуицию и внутренние импульсы.
Вот и сейчас они мне велят вернуться в то пространство, где я впервые случайно оказалась среди участников некоего тайного общества.

Итак, стою у барной стойки, выбираю десерт.
Рядом люди из зала - кто-то стоит, кто-то идёт мимо, кто-то останавливается и разговаривает со встречными.
На меня обращают внимание и пытаются мягко спровадить.
Я отвечаю, что просто хочу купить себе пирожное, имею право, что такого-то?
Прикидываюсь нечаянно забредшей овцой, ресничками хлоп-хлоп.
Меня неохотно оставляют в покое.

Беру тарелочку с десертом, прохожу дальше в зал.
Там всё так же, как в первый раз.
Некоторые места на диванчиках свободны, но застелены белыми накидками из материала, не знаю названия, как мешки из-под сахара бывают, такой плетёный грубый синтетический.
Это означает, что место занято, нельзя на него садиться.
Я подхожу к одному из диванов, на нём сидят двое, тихо о чём-то беседуют. Рядом ещё пара мест, накрытых белыми рогожками. Отодвигаю их, освобождаю сиденье, уверенно опускаюсь, будто так и надо.

На меня настороженно поглядывают.
Открытой агрессии не проявляют, но вижу, как пошло колыхание в рядах.
Сидящие на этом же диванчике говорят, мол, сюда нельзя, занято, а я такая опять дурочку включаю: ой, да? ах, простите-извините, что так вышло, щас доем пирожное и уйду!

То есть я вторглась в какую-то замкнутую экосистему, куда чужакам вход заказан.
Мне здесь не просто не рады - прямо кожей ощущаю разлитую в воздухе смертельную опасность.
Потому и играю простушку: что взять с убогой, нет смысла тратить ресурсы на её реальное уничтожение, достаточно просто выпроводить, она и не поймёт ничего.

Никто не догадывается, что я знаю про них, что входила в контакт с их представителями, те даже жили в моей квартире.

Краем глаза исподволь мониторю обстановку рядом и вокруг.
Замечаю какое-то движение в общей массе.
Группировка приняла решение и приступила к действиям.

Ко мне приближается невзрачная женщина средних лет.
В ней нет ничего угрожающего, но я знаю, что это лишь видимость.
И именно она здесь главная.
Понимаю, что сейчас меня просто ликвидируют - скорее всего, физически, убьют то есть.
Мне волнительно, но не страшно: уверена, когда я раскрою карты, ситуация изменится.
Женщина садится ко мне на диван, начинает диалог...

И тут позвонил ебучий Евгений, то есть Артём.
Чтоб ему месяц икалось без остановки.
Вот нахрена я имена обоих этих пидарасов помню, а весь сон целиком - нет?

3. Сегодня.
Та же байда: разрозненные отрывки, хотя сюжет был цельный и связный.

Действие происходит в какой-то общине - то ли посёлок, то ли очень маленький городок, где все всех знают.
Я здесь лицо новое, но уже более-менее примелькавшееся, принятое в ряды местных жителей.
(Хм, тут ассоциации с группой).

Многоэтажек нет, люди живут в домах с небольшими участками, типа как в американских фильмах показывают.

Приезжают новые соседи: семья из родителей и двоих детей, мальчику лет 12, девочке около 6.
Их участок совсем голый, ни лужайки, ни садика, ничего, только дом и какая-то детская приблуда - то ли горка, то ли песочница, не помню.
Родители во сне ни разу не появляются, подразумевается, что они в доме. Доделывают ремонт, подготавливают жильё к окончательному вселению.
Дети в это время находятся на улице.
В дом входить им запрещено.
Мальчик присматривает за младшей сестрой.
Они играют, чем-то там занимаются.
Лето, жарко. На участке ни тени, ни укрытия.
Девочка раздета по пояс.
Я вижу, что она уже обгорела на солнце, тело красное.
Возмущаюсь, как так, что это за родители-изверги, оставили детей под палящим солнцем!
Им даже попить нечего.
Откуда-то знаю, что в их доме вообще нет питьевой воды, только всякая техническая и химикаты.

Продолжая ругаться и негодовать, беру алюминиевую кружку и отправляюсь налить воды, чтоб хотя бы напоить детей.
Захожу в помещение, там какой-то чан не чан, ванна не ванна, большая прямоугольная ёмкость с водой.
Зачерпываю оттуда, и когда кружка погружается, замечаю, что вода неоднородная, комками, непрозрачная, короче, что-то не то.
Решаю сперва попробовать, сама себе говорю: только не глотай.
Набираю в рот - вкус какой-то солоноватый, в общем, явно не для питься жидкость. Правда, немного проглотила по инерции, но ничего страшного.
Тут оглядываюсь и понимаю, что я в дом этих же соседей зашла - ну и какого хрена вообще пытаюсь здесь добыть нормальную воду, её тут в принципе нет.
Отправляюсь на поиски.

Прохожу через центральную площадь.
Здесь готовятся к общегородскому празднику.
Жители собираются активно принимать участие.
Я тоже хочу.
Подхожу к группке людей, там распределяют роли для праздничного спектакля.
Слушаю весь список, говорю: я хочу играть такую-то.
Дальше не помню, то ли мне не дают, то ли что, в общем, замечаю среди собравшихся А., Ритину одноклассницу, с которой они когда-то занимались вместе в театральной студии, близко дружили, потом в 5 или 6 классе поссорились, в старших классах снова приятельствовали, сейчас не то чтобы прям близки, но общаются, встречаются, когда деточко приезжает.
И я возмущённо предъявляю А.: а ты вообще у меня в том давнем спектакле роль украла! (Имеется в виду период их занятий в театральной студии).

Потом иду дальше.
Прохожу мимо какого-то дома (здесь сама себе противоречу насчёт отсутствия многоэтажек: дом хоть и невысокий, но таки несколькоэтажный, старая панелька - не жилое здание, там организации всякие).
У входа в дом тоже группка людей.
Понимаю, что это та самая театральная студия, вижу их руководителя Ф.Ф., ещё парочку женщин-педагогов, остальные - участники (в жизни студия детская, во сне там взрослые все).
Они тоже обсуждают свой будущий спектакль, кто кого играет.
Останавливаюсь, слушаю, во время перечисления персонажей встреваю: о, я буду в такой-то роли.
Тут женщина-педагог упирает руки в бока и заявляет: а вас я вообще не допущу до участия!
Я вспоминаю, что между нами был давний конфликт, когда деточко в школе училась, эта баба меня ненавидит и радуется возможности сейчас отомстить.
Ой, говорю, точно, это ж вы, не сразу узнала! С вами-то я и сама отказываюсь взаимодействовать!
На самом деле мне неприятно, меня задело, но делаю вид, что не очень-то и хотелось, что мне всё равно.
(Это отсылка на одну из тем с последней сессии с Ирой).

Дальше совсем не помню. Действия точно были, но вот провал.
Снова какие-то группки людей, дома, теперь уже обычные одноэтажные, жилые. Куда-то захожу, с кем-то разговариваю. Знаю лишь, что больше неприятных сцен типа первых двух, где меня отталкивали и отвергали, не было. Остальные жители хоть и воспринимают меня как пришлую, ещё не совсем в доску свою, но таки уже приняли и относятся вполне дружелюбно.
Кому-то рассказываю снова с возмущением про новых соседей и их несчастных детей, объясняю, что вот, пошла за питьевой водой для них, набираю-таки воду в кружку. Иду обратно, вроде даже с кем-то, по пути опять чем-то занимаясь - подробности выветрились.

А, и ещё вспомнила уже позже, под вечер.
Тому, с кем иду, ещё говорю между делом: у меня ж отец умер несколько дней назад. Надо же, а я и забыла, занимаюсь всякими текущими делами спокойно. Собеседник удивляется, как так, это ведь важное событие. Ну вот так, говорю. Для меня это не имеет значения, даже на похороны не пойду. Знаю, что должна испытывать что-то сильное, но я ничего не чувствую.
Tags: приснится же
Subscribe

  • ОЧЕНЬ ЖАЛЬ,

    что на Иру никак перенос не формируется. С огромной долей вероятности она бы мне смогла дать всё, по чему так тоскует травмированная часть. Что…

  • И ПРО ВЧЕРАШНЮЮ ГРУППУ

    Наконец-то. Вообще от сессии другого участника я тоже взяла кое-что важное, но это не для открытого поста чисто потому, что придётся описывать чужой…

  • ВЫНУЖДЕННЫЙ АНОНС

    После сегодняшней группы распирает настолько, что необходимо записать. Но у меня совершенно нет свободных полутора-двух часов на пост, а парой слов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments